Инклюзия в Сочи. Опыт Симферополя

Инклюзия в Сочи – особым детям – обычный детский сад и школа. Возможно ли это? Опыт Симферополя

Чем Сочи отличается от Симферополя?

В Сочи была Олимпиада. И в его инфраструктуру были вложены колоссальные средства. И теперь у нас есть дороги, развязки и отремонтированные дома. И вообще Сочи весь сияет и сверкает. На курорте уложена плитка для слабовидящих. Не без косяков, но она есть. В переходах стоят лифты для маломобильных граждан. Конечно, работают они по-нашему – позвони по телефону, и к тебе минут через 25-30 приедет специалист, который этот лифт включит, но лифты есть. И мы даже видели пару раз их работающими.

В Симферополе все очень скромно. Дороги там, особенно если немного свернуть с центральных трасс, просто направления. Тротуары – видавший виды асфальт.

Фасады домов тоже скромные – ремонтировали их давно, очень давно, а многие не ремонтировали вовсе. Новостроек практически нет, исторический центр сильно «исторический».

Но если копнуть глубже, отвлечься от фасадов, то открывается удивительное. В Симферополе работает, реально работает система инклюзивного образования – то есть дети с особенностями там включены в систему дошкольного и школьного образования. Не для галочки, а именно учатся в обычных школах, ходят в обычные садики. И это не героические проекты, реализующиеся на деньги частных фондов, как, например, инклюзивный проект школы 1465, а государственная система. Инклюзивных школ и детских садов в Крыму запредельное количество: «В 33 дошкольных образовательных организациях открыты 43 группы с инклюзивным обучением, а в 147 общеобразовательных школах – 216 классов». Мы давно хотели поехать в Крым, но поездка все откладывалась по разным причинам. Сейчас решили, что НАДО ехать.

— Созвонившись по телефону с начальником управления по делам детей и социальной защиты детства при министерстве образования, науки и молодежи Республики Крым — Сергеем Ивановичем Трифановым, была удивлена его мгновенной отзывчивостью, — рассказывает Ольга
Москатова, бабушка ребенка с РАС, она из «двигателей» сочинского движения помощи детям в аутичном спектре. — На мою просьбу — показать нам опыт крымской инклюзии для детей с РАС и другими нарушениями развития, я тут же получила положительный ответ и разрешение приехать по обмену опытом. Ехать решили вместе с Надеждой Назаровой, мамой особого ребенка и журналистом в одном лице.

Дорога была не из легких, но придя в министерство, увидела приветливый прием как Сергея Ивановича, так и его заместителя Татьяны Владимировны Петлюченко, заместителя начальника управления по защите прав детей, заведующей отделом социальной защиты несовершеннолетних управления по защите прав детей Министерства образования, науки и молодежи Республики Крым. Нам организовали посещение Крымского республиканского центра психолого-педагогического и медико-социального сопровождения в составе которого и работает инклюзивный ресурсный центр. Нам показали гимназию №3, которая в 2008 году стала первой модельной школой украинско-канадского проекта по совместному обучению обычных и особых детей.

Россия: законодательство есть, а инклюзии нет.

И Крым впереди планеты всей – именно здесь в 2006-2008 году с одной школы началась постепенная трансформация системы образования республики. Инициировали процесс, как и во всем мире, родители «особых» детей., которым удалось привлечь ресурсы международного проекта в Крым. Результатом деятельности проекта в 2008-2013 г.г. стало объединение крымских общественных организаций вокруг идеи инклюзивного образования, внесение изменений в нормативно-правовое обеспечение инклюзии и инклюзивного образования в стране, а также создание методического обеспечения инклюзивной образовательной модели. Крым и, в частности, город Симферополь, стал одним из пилотных регионов проекта.
Нам удалось пообщаться Галиной Клименко, руководителем крымского аутистического сообщества и одним из активных участников инклюзивного проекта в Крыму. Вывод – нам нужно еще многому учиться. Много уже сделано, но предстоит сделать еще больше, поскольку изменения на уровне общественного и системного сознания никогда не бываю легкими, быстрыми и безболезненными.
Но! Вода и камень точит.

Когда Крым перешел в состав России, оказалось, то на законодательном уровне у нас все для инклюзии есть. А вот на практике… Например, у сочинских детей с расстройством аутистического спектра выбор крайне ограниченный: либо надомное образование, либо Интернат на Мамайке — школа восьмого вида для умственно отсталых детей. Есть еще коррекционные классы, где обычные педагоги обучают детей по общей программе, совершенно никак ее не адаптируя под особенности «особых» детей. Аутичных детей оттуда пачками отправляются на Мамайку, как не успевающих. Тут дело не в педагоге, а в том, что система обучения особых детей не выстроена грамотно. И называть ее инклюзивной – это все равно, что лошадь именовать гоночным каром.

В Симферополе мы себя чувствовали неандертальцами, попавшими в магазин электронной техники. Там в рамках Крымского республиканского центра психолого-педагогического и медико-социального сопровождения функционирует с начала 2014 года Инклюзивный ресурсный центр. Этот центр сопровождает, практически, каждого ребенка, который учится на инклюзивной форме обучения, помогая педагогам, тьюторам, психологам и родителям выстраивать вокруг ребенка индивидуальную систему поддержки в общеобразовательном процессе.

Космическая система работает!

Система выстроена следующим образом. Приходит родитель с ребенком на ПМПК – чтобы ему дали рекомендации по образовательному маршруту. Методисты ресурсного центра присутствуют на комиссии.

Родителю предлагается несколько вариантов образовательного маршрута:
1. Инклюзивное обучение,
2. Частичная инклюзия,
3. Надомное обучение,
4. Специализированные школы 7 вида
5. Интернатное обучение – что-то типа нашей школы 8 вида – для самых сложных-сложных детей.
6. Право выбора всегда остается за родителем и по его желанию, обязательно учитывая потребности и возможности ребенка, в школе (чаще всего, расположенной в шаговой доступности от дома) начинается сложный процесс организации поддержки включению данного конкретного ребенка в общеобразовательную систему. Точно такой же алгоритм включения работает и в отношении детских садов. Понимаете – ПО ЖЕЛАНИЮ родителя! Что полностью соответствует действующему законодательству.

Школе выделяется ставка на тьютора (сопровождающего), если он необходим ученику. Детям с РАС в самом начале тьютор нужен обязательно. Школе всячески помогают и материалами, и советами, нормативной документацией, и обучением педагогов. И главное — помогают составить индивидуальный план учебно-воспитательного процесса, без которого инклюзии просто не может случиться.

В школе создается психолого-педагогический консилиум. Не для галочки, как чаще всего бывает у нас, но реально работающий по следующему плану:

План проведения заседания психолого-педагогического консилиума по составлению индивидуального плана развития:
• разработка целей и задач ИПР, обсуждение их;
• определение стратегии обучения, которая отвечала бы потребностям ребенка;
• обсуждение путей модификации общеобразовательной программы (при необходимости), чтобы помочь ребенку учиться, а также по созданию необходимых условий пребывания ребенка в группе/классе с минимальными ограничениями. Выбор места, которое было бы наиболее комфортным, использование определенных приемов для поддержания усидчивости и внимания, например, возможность выйти на некоторое время из помещения для занятий, или держать возле себя те предметы, которые помогают ребенку успокоиться в стрессовых ситуациях.
• определение дополнительных пособий и услуг, которые, возможно, будут необходимы для ребенка, чтобы он смог адаптироваться и заниматься в группе/классе;
• разработка графика учебного и коррекционного процессов для ребенка;
• желательные преобразования в домашней среде для создания оптимальных условий обучения и развития ребенка и т.п.

Специалисты работают в команде и регулярно пишут отчеты о своей работе с ребенком, чтобы отслеживать положительную динамику и корректировать совместные усилия ради его дальнейшего успешного развития.

Для нас — это космос. Для них ежедневная обычная работа, которая дает потрясающие результаты.
Специалисты ИЦР, как пожарные, постоянно находятся на выездах в самых проблемных местах. Когда мы приехали, они как раз только вернулись из очередной командировки.

Обучение особых детей вместе с обычными творит чудеса

Мы были в симферопольской гимназии №3. И дети с РАС, которые уже шесть лет включены в общеобразовательный процесс, показывают просто потрясающую динамику. Давид, самый первый особый ученик проекта, сегодня: у него есть друзья, появился и интерес к девочкам, он научился стесняться. Он прекрасно рисует, пишет на английском.

А начиналось его включение в общеобразовательную среду очень не просто. Он, как уважающий себя аутист, не впускал окружающих людей в свой мир. Но именно процесс грамотного включения в этот мир и помогло ему социализироваться и добиться успеха.

Другой мальчик Дима тоже добился много. Начинал он с того, что просто не мог находиться в классе. Тогда для него из мягких элементов построили домик, где они с тьютором Анной Олейник и проучились два года. А потом ребенка как-будто переключили. Он теперь участвует в школьных спектаклях, свободно может учиться в классе. Да, основные предметы он изучает индивидуально, но на общеобразовательных предметах – он учится вместе со всеми.

Поразил тьютор мальчишек Лиля Муджабаева — сейчас им вполне достаточно одного тьюторана двоих. Лиля –мама обычного мальчика, который учится в этом же классе. Она получила соответствующее образование и работает в замечательной команде единомышленников гимназии.

Удивил нас и директор гимназии №3 Елена Александровна Гордиенко. Как о само собой разумеющемся, она говорила, о том что сегрегация в школьном образовании недопустима. Что коррекционные классы – это совсем не то, что нужно, что если у нас стоит задача социализации детей. Интересно вот что. Елена Александровна в свое время была чиновником – заместителем начальника управления образования города Симферополя, когда в Крым пришел международный проект, касающийся инклюзии детей с особыми потребностями. Она тоже отнеслась к нему с вполне объяснимым недоверием. Но, позже, будучи уже директором пилотной школы, приняла его философию и поняла, что инклюзия важна не только для особых детей, но для обычных – ведь именно так мы можем сделать этот мир добрее и терпимее к особенностям друг друга.

— Помню, это был конец учебного года, — рассказывает она. – Мы собрали директоров школ. У всех было настроение «скорей бы на море», а мы тут им про инклюзию рассказываем. В общем, из 40 директоров решились на участие проекте только один – тогдашний директор нашей гимназии Людмила Максимовна Вишняк. Конечно, за эти годы мы наступили на все грабли из всех возможных. Шли методом проб и ошибок, но успехи детей доказывают, что шли не зря. Я вообще считаю, что любой ребенок должен получить шанс на общее образование, ведь никогда не знаешь, какой результат на выходе может дать тот или иной ребенок.

Примеры? В одной из наших школ необучаемый невербальный ребенок сейчас заканчивает 9 класс с красным дипломом. Он все задания учителей выполняет письменно. Сама интересовалась у принципиальных коллег, которые не будут ставить просто так оценки – они говорят, если он отвечает на заданные вопросы на хорошем уровне, то почему мы должны ему занижать оценки? Учится в четвертом классе школы девочка с задержкой интеллектуального развития, которая бегает на перемене в девятый класс и исправляет ошибки на доске. В кабинете английского языка!
Меня радует еще то, что наши родители нас поддерживают. Они могут жаловаться на что угодно: учебники не такие, мебель сякая и т.д. Но на то, что в классах учатся дети особые детки – жалоб не поступает точно.

Попробуем построить инклюзивный космос в Сочи вместе

Понятно, что в системе образования Крыма не все так безоблачно. Что есть города, где с инклюзией еще есть проблемы, например, в Севастополе, в Ялте. Что есть свои передовики и есть учебные заведения, с которыми еще работать и работать. Но главное – уже есть РАБОТАЮЩАЯ модель. Есть люди, руководитель Инклюзивного ресурсного центра Антонина Мазова и методисты Екатерина Онойченко, Асене Булатова и другие, которые готовы нам, родителям особых деток, нашим директорам школ и педагогам помогать.

Антошка в этом году не смог пойти в школу, потому что, по описанным выше причинам, было просто не куда. Но нашелся директор школы, вернее, гимназии, который готов пробовать – это Игорь Никитин. Пока мы в режиме эксперимента учимся на предшкольной подготовке. У нас замечательный педагог Оксана Викторовна Гладуш. И тьютор – молодой дефектолог, студент 3 курса Зураб. Несмотря на третий курс, он с Антоном до школы занимался почти год, поэтому контакт уже был установлен. Теперь задача – дать людям в руки технологии, обучить и решить вопрос с адаптацией школьной программы, разработкой индивидуальный программы развития. Потом поработать со всем коллективом школы, и т.д. и т.п. В общем, работы много. Очень много. И грабли, наверное, нас не минуют;) Но хочется верить, и у нас в Сочи удастся построить «инклюзивный» космос. И растиражировать его на другие школы.

Мы сейчас обучаем команду молодых педагогов, которые смогут готовить детей к школе. Ибо специалистов в городе очень и очень мало. Практически нет. А детей с РАС с каждым годом становится на порядок больше. И дальше ждать пока психологи, дефектологи, логопеды, тьюторы и т.д. вдруг откуда-то сами появятся просто нельзя.

Я создала группу в Фейсбуке «Инклюзия в Сочи – детям с РАС – обычный детский сад и школа».

Там буду размещать информацию о том, как идет наше «строительство». Так что всем, кому интересно, добро пожаловать. Это тот проект, которым мы вместе с небольшой командой родителей, будем заниматься.

Назарова Надежда, г.Сочи.

http://www.privetsochi.ru/blog/58637.html

 

 

просматривают эту страницу.
Users: 1 робот
О создании центра
На основании Распоряжения Совета министров Республики Крым от 23.09.2015г. № 865-р «О реорганизации государственного бюджетного учреждения Республики Крым», приказа Министерства образования, науки и молодежи Республики Крым от 23.10.2015г. № 1080 «О реорганизации государственного бюджетного учреждения Республики Крым» Центр реорганизован путем присоединения к нему Государственного бюджетного учреждения Республики Крым для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, «Строгановский детский дом». Центр является правопреемником Государственного бюджетного учреждения Республики Крым для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, «Строгановский детский дом».
Подписаться на новости по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в разделе "Новости".

Присоединиться к еще 37 подписчикам

Просмотр сайта на другом языке
© 2018 "Крымский республиканский центр психолого-педагогического и медико-социального сопровождения" (ГБУ ОО КРЦ ППМСС).  Войти